Victor Anatolyevich (shavu) wrote in ru_sever,
Victor Anatolyevich
shavu
ru_sever

Очень краеведческая статья

Капитан Мордвинов
и его плавания на Валаам
Андрей ЕПАТКО
Любой вдумчивый исследователь, интересующийся историей Валаамского монастыря, всегда обращает внимание на то, что первые частные сведения о славном острове Валаам и устроенной на нем обители принадлежат перу новоладожского купца и капитана Якова Яковлевича Мордвинова. Его записки о паломничестве к «Валаам острову» действительно уникальны, ведь Мордвинов выступил на Ладоге в своеобразной роли первооткрывателя: он обошел это крупнейшее озеро Европы за 8 лет до знаменитого путешествия академика Н. Я. Озерецковского. Занимаясь ранней историей Валаамского монастыря, я не мог обойти вниманием личность этого приладожского морехода.

 Капитан Я. Я. Мордвинов. Музей-заповедник «Ростовский кремль». Кон. XVIII в.Основной источник сведений о жизни Якова Яковлевича Мордвинова – его собственноручные записки. Тетрадей после капитана осталось две. В первой были воспоминания Мордвинова о его участии в Семилетней войне. К сожалению, эти записки не были изданы и, скорее всего, не сохранились. Больше повезло второй тетради – запискам, относящимся к путешествиям по Северу: правнук Мордвинова издал их в 1888 году. Называются эти записки «Журнал о походах в Соловки и на Валаам острова в 1744, 1752, 1764, 1777 и 1784 годах».

Свое первое паломничество – на Соловки – Мордвинов совершил «будучи недорослем», а к Валаамскому монастырю отправился уже ветераном Семилетней войны, отставным капитаном, прошагавшим пол-Европы... Паломничество на Валаам проходило на двухмачтовой лодке – типичном парусно-гребном судне, конструкция которого относится к временам Великого Новгорода. Три с половиной недели добиралась сойма Мордвинова до Валаамских островов, борясь с волнением и встречными ветрами.

«Монастырь построен на горе каменной, церкви, колокольня и ограда деревянная», – записал Мордвинов сразу по прибытии на остров. Тут же им был «снят план» всей обители с подробным обозначением строений. Это обстоятельство и придает запискам Мордвинова особую значимость: в середине XVIII века лишь немногие паломники добирались до северных монастырей, а уж описаний обители сохранилось совсем немного. Время расцвета Валаама тогда еще не наступило!

Обратимся теперь к личности самого капитана. Как писал его правнук Владимир Мордвинов, Яков Яковлевич происходил из древнего новгородского дворянского рода. Родился он в 1729 году и уже пятнадцати лет от роду вступил в военную службу. Участвовал в походах: «в 1757 году в Пруссии до Тильзита, в 1758 году до Кюстрина и при аттаке онаго, и на баталии августа 14 дня при Цорндорфе, где во время смятения, патронным ящиком помят, в 1759 году июля 12 дня при деревне Пальциге, где получил в правую ногу контузию, и августа 1 при городе Франкфурте (Кунерсдорф) и на баталиях в 1760 году сентября 26 в Берлинской экспедиции, в 1761 году до города Глаца, в 1762 году Шлезии до местечка Фрейбурга».


В 1763 году 8 января Яков Яковлевич пожалован был в капитаны, а 29-го числа того же месяца получил из Военной коллегии приказ об отставке. В 1780 году Мордвинов занял почетную и уважаемую должность – стал заседателем Новоладожского уездного суда. Наш капитан был счастливо женат и имел двух сыновей и шесть дочерей. Последние годы своей жизни он жил в своей родовой усадьбе на реке Паше в усадище Нижняя Усть-Кумбита. Яков Яковлевич, как пишет его правнук, помимо занятий домашними делами «усердствовал и храму Божию, состоя с 1788 года и до кончины своей, последовавшей 12 марта 1799 года, ктитором местной приходской церкви Христорождественской Пашского погоста, расположенного насупротив его усадьбы на левом берегу той же реки Паши».

Единственное дошедшее до нас изображение Мордвинова – его портрет, ныне хранящийся в Государственном музее-заповеднике «Ростовский Кремль». Яков Яковлевич представлен на нем в военном мундире екатерининской эпохи: темно-зеленый мундир с красными отворотами и обшлагами обрамляют белые кружева манжетов и воротника, на левом боку – офицерская шпага. (Не стоит удивляться, что на груди отставного капитана совсем нет наград: в екатерининскую эпоху ордена выдавались очень редко, т. к. основной формой награды был чин – он прибавлял солдату жалованье.) Крепко поджатые губы и пристально глядящие глаза выдают решительный характер капитана, человека скорого на руку и не терпящего возражений.

...Последние 10 лет я мечтал посетить бывшее родовое село Мордвиновых, постоять у надгробия легендарного капитана, зайти под своды Христорождественской церкви. И пришло время для осуществления мечты! Вот уже третий час, как черная лента Мурманского шоссе вьется под колесами нашего автомобиля. В окнах мелькают деревенские пейзажи...

Въезжаем в Пашу – ныне это небольшой городок, раскинувшийся по обеим сторонам реки. Сворачиваем, согласно указателю, по направлению к селу Надкопанье. Еще 20 минут – и уже на нас надвигаются блестящие шлемовидные купола и колокольня, одетая в леса, – это и есть знаменитый Пашский погост. Сбавляем ход и медленно едем по селу, выясняя, где дом иеромонаха отца Антония, настоятеля церкви Рождества Христова...

Христорождественская церковь на р. Паша.Отец Антоний поведал нам, что, по преданию, в древности здесь располагался женский монастырь, который был разрушен шведами в начале XVII века. По его словам, во времена Мордвинова на Пашском погосте существовали две церкви: каменная во имя Рождества Христова и деревянная во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Первая была разобрана в 1814 году, вторая – в 1823-м в связи со строительством нового храма, которым мы ныне и любуемся на месте Пашского погоста в Надкопанье.

А потом мы вместе с отцом Антонием направились к церкви. Сначала осмотрели собственно погост, прилегавший к церкви. Затем настоятель подвел нас к южной стене храма:

– Вот и внук Мордвинова, – сказал он, указывая на чугунную табличку, вмурованную в камень. Надпись гласила:

«Новоладожский помещик
Коллежский Советник и кавалер
Яков Иванович Мордвинов
родился 19-го Сентября 1804-го года
скончался 19-го Декабря 1850-го года»

Рядом же находилась надгробие и сына капитана Мордвинова – Ивана Яковлевича.

– А могилу самого Якова Яковлевича не ищите, – продолжал иеромонах, – она не найдена, надгробие утеряно...

Мы ходили по погосту, иногда забредая по пояс в густую траву, и везде натыкались на серые плиты.

– Может, где-то здесь и схоронена плита Якова Яковлевича? – предположил я.

– Вполне может быть, – ответил отец Антоний. – Мы тут расчищаем все по мере сил, дай бог, и отыщется... Приезжайте, помогайте – нам одним не под силу.

Но пора прощаться. Мы фотографируем батюшку на фоне Пашского погоста. Белая колокольня за ним похожа на свечку, устремленную в небо. Где-то со стороны Свири слышатся раскаты грома – на южное Приладожье, похоже, надвигается грозовой фронт. Садимся в машину, машем отцу Антонию через окна. Купола блестят, сверкают, гаснут...


http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10256831@SV_Articles
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments